С начала введения «режима самоизоляции» прошёл ровно месяц, и теперь уже можно, оглянувшись назад, оценить ход развития эпидемии в крае и принятые меры противодействия.

Карантин здорового человека

Принцип изоляции заболевших от здоровых, как мера ограничения развития болезни, от которой (пока) нет лекарства, известен ещё со времен средневековья. Однако, благодаря развитию науки и техники, теперь у человечества появилась возможность более точно определять факт заражения у конкретного человека, и, как следствие, отпала необходимость закрывать на карантин всех «подозрительных» без разбору и наглухо блокировать границы при первых слухах об эпидемии. В современной глобализованной экономике, сильно зависящей от международного разделения труда, закрытие границ наносит ей даже больший урон, чем сама эпидемия. Соответственно, задачи своевременного и точного выявления заболевших людей выходит на первый план.

Если у вас пока нет заболевших, то достаточно обеспечить хороший контроль на границах страны/области — и у вас их не будет. Если же болезнь всё же проникла «внутрь периметра», тогда необходимы дополнительные меры на уровне района/города, по ровно тому же принципу: контроль на границах для «здоровых» районов, и дополнительные меры — в тех из них, которые выступают очагами распространения болезни.

Т.е. теоретически, нет никакой необходимости загонять всё население края по домам, в том случае, если в крае пока нет ни одного выявленного случая заражения и налажен контроль за прибывающими «извне». В случае, если проникновения болезни в край избежать не удалось, тогда да — придётся вводить дополнительные меры, но следует помнить, что обеспечить соблюдение карантина можно только в том случае, если обеспечены условия для этого, иначе жители вынуждены будут выходить на улицу.

…теперь посмотрим, как эти принципы реализуются на практике в нашем многострадальном крае.

Тревожный март

Нужно сразу оговориться, что в мире до их пор наблюдаются дефицит и проблемы с качеством экспресс-тестов, в связи с относительной новизной болезни и стремительностью развития эпидемии. В случае России, ситуация усугубляется систематическим развалом медицины в стране на протяжении последней четверти века, в результате политики её «оптимизации» и перевода на самообеспечение. В итоге, ближайшая к нам лаборатория, которая может поставить окончательный диагноз, находится …в Новосибирске.

В ситуации, когда недоступны или ограничены средства выявления заболевших, вы можете пойти по другому пути, и принудительно сажать всех потенциально заразных на карантин. Но… для этого нужно введение особых правовых режимов, о которых ниже.

Забегая вперед, скажем, что ни тот, ни другой сценарий противодействия распространения эпидемии не был реализован сколько-нибудь последовательно по разным причинам, и начало эпидемии в крае было благополучно пропущено.

Первые два «завозных» случая заболевания коронавирусом были официально выявлены во второй декаде марта, как только появилась партия экспресс-тестов. Однако к этому времени, заболевшие уже находились в крае не менее недели. Один из заболевших последовал рекомендации и отправился в добровольный карантин, а вот второй рекомендации не последовал и вышел на работу. По сообщениям некоторых СМИ его к этому принудил работодатель («Альфа-банк»), отказавшись оплачивать период, необходимый для соблюдения карантинных мер. Сам работодатель, впрочем, это отрицает, сваливая вину на работника.

Режим ХЗ

С начала года, благодаря интенсивной двухмесячной кампании по пропихиванию поправок в конституцию, жители страны быть может впервые в жизни наконец прочли основной закон нашей страны проживания. Последуем этому примеру, и откроем вторую главу:

Статья 27
1. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.
2. Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию.
<…>
Статья 55
1. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.
2. В Российской Федерации **не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина**.
3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статья 56
1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия.
2. Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местностях может вводиться при наличии обстоятельств и в порядке, установленных федеральным конституционным законом.
3. Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 — 54 Конституции Российской Федерации.

Ключевым здесь является положение, что некоторые права и свободы гражданина (к которым относится и право на свободу перемещения) могут быть ограничены либо в условиях «черезвычайного положения», либо попадающих под действие федерального конституционного закона.

Мировая эпидемия — это несомненно значимый повод для введения ограничений на перемещений граждан, и конституция предусматривает для этого соответствующий механизм. Но именно введения режима ЧС/ЧП власти будут избегать до последнего. Почему? Введение режима ЧС или ЧП — это огромные потери для экономики, и вместе с тем государство будет обязано обеспечить жителей, попавших в пределы действия особого режима, всем необходимым. Кроме того, на время действия особого приостанавливается действия всех гражданско-правовых обязательств: платежей ЖКХ, выплат по кредитам, и т.д. Смотри соответствующий закон, главу 18. Вобщем, понятный и достаточно хорошо проработанный в юридическом плане механизм. Также обращаю, внимание, что в оговорена возможность, а не обязанность ограничения, т.е. ввод особого положения не значит, что все перечисленных ограничения прав и свобод применяются немедленно, для всех и в полном объёме.

Вместо этого, спешно изобретается некий «режим самоизоляции», в рамках которого граждане вынуждены сидеть дома под угрозой штрафов непонятно за что и выживать исключительно за собственный счёт. Также, как в случае с поправками к конституции, присутствует терминологическое жульничество: «карантин» — это не то же самое, что и «самоизоляция». Если первый применяется исключительно к уже зараженным гражданам и непосредственно контактировавших с ними людям, на основании закона №52-ФЗ от 30.03.1999, то «самоизоляция» — применяется произвольно по усмотрению местных властей и на основании непонятно чего.

Разумеется мы не призываем призывать демонстративно нарушать «карантин», как бы он не назывался, но помните что эти меры применяются только к вышеперечисленным категориям лиц, их применение ко всем подряд — не соответствуют законодательству, а штрафы за их нарушение — незаконны. У нас есть пример Татарстана, где уже вынесенные гражданам штрафы «за нарушение самоизоляции» массово отменяют.

Тем не менее, сама власть подаёт всем пример: в конце марта полномочия по введению ЧС (которые ранее были доступны исключительно президенту) были в авральном порядке переданы правительству, и с тех пор президент самоизолировался в бункере, лишь изредка выступая оттуда с душеспасительными речами. Злые языки говорят, что поводом к этому послужило рукопожатие с главврачом больницы Коммунарки, у которого позже нашли коронавирус, но мы слухам о трусости нашего президента разумеется не верим. 🙂

После очередной такой речи «из бункера», в которой, помимо всего прочего, главы регионов наделялись полномочиями самостоятельно определять размер и длительность карантинных мер с одновременным возложением на них ответственности за противодействие эпидемии, последовала ещё одна краткосрочная эпидемия: на этот раз — отставок «по собственному желанию». Почувствовав, что на них пытаются спихнуть последствия самоустранения высшего командования, не захотели быть «крайними» — трое: глава республики Коми, Архангельской области и Камчатки.

Реакция бизнеса

Первыми последствия эпидемии в крае представители буржуазии почувствовали ещё в конце февраля, в первую очередь — из тех отрасли экономики, которые ориентированы на иностранных туристов или иностранную рабочую силу.

С начала марта, после осознания неизбежности введения карантинных мер, от различных объединений мелкой буржуазии последовала волна петиций с просьбами и даже требованиями поддержки и разрешения продолжить работу во время карантинных мер. Любопытно что среди требований также было «введение режима ЧС», что опровергает официальные заявления федерального правительства и также наталкивает на мысли об истинных причинах нежелания его вводить. Тут одно из двух: либо приморский бизнес не понимает, чем им это грозит, либо же наоборот — понимает очень хорошо, и считает, что эти меры принесут им меньше убытков, чем «нерабочая неделя», «режим самоизоляции» и прочие инновационные юридические эрзацы.

Что же касается «мер поддержки бизнеса», то со стороны федерального правительства чётко видны несколько идей: спасать в первую очередь даже не крупный бизнес, а бизнес нужных людей (об этом говорит такой странный и нелогичный выбор «системобразующих» предприятий). Всем остальным — дать как можно меньше, налоги не отменять, а всего лишь отсрочить, всем недовольным предложить взять кредиты.

Общее мнение фрондирующей части местной буржуазии наиболее ёмко озвучил олигарх Алексеев:

Работать нельзя, зарплату платить нужно, налоги платить нужно. Будешь работать – статья. Не выплатить зарплату – статья. Не заплатишь налоги – статья. Возмущаться будешь – статья.

народное творчество

Вобщем, все всё поняли правильно, и в результате часть средней буржуазии (у кого была такая возможность), добилась включения себя в «список разрешенных к работе» (у кого нет такой возможности — уже жалуются на «дискриминацию»), ещё часть перенаправили свои просьбы и требования о помощи уже в краевое правительство, а наиболее мелкие частники возвращаются к работе явочным порядком, наплевав на штрафы.

Граница на замке?

В конце марта, транзитом через владивостокский аэропорт начали прибывать зараженные граждане КНР, для депортации на родину. О том, что власти прекрасно знали о потенциальной опасности заболевания этих граждан говорит тот факт, что все они были обеспечены медицинскими костюмами и масками. Тем не менее, их посадили на обычные рейсы внутренних авиалиний, и отправили к нам. А поскольку это рейсы внутри страны, то на летевших вместе ними жителей края, правила карантина, введенные «для туристов и иностранцев» — не распространялись, и после формальной проверки в аэропорту их распустили по домам.

Проводившаяся проверка температуры позволяет выявить лишь уже «откровенно больных», хотя известно, что период инкубации вируса — до двух недель, а первые симптомы могут появляться лишь через 5-6 дней после заражения. Кроме того, известно, что у части зараженных болезнь протекает без видимых симптомов. Таким образом, заразившиеся на самолете от этих китайцев жители края не могли быть выявлены указанными мерами в аэропорту прибытия, и при этом избежали карантина.

То что зараженные китайцы на этих рейсах были — также неоспоримый факт: их начали массово выявлять по прибытии в КНР. Например у первой же партии в сотню человек, прибывших самым первым рейсом от 29 марта, коронавирусную инфекцию нашли у четырёх.

Спустя неделю после первых сообщений, ещё полутора десятка «китайских» рейсов и резонанса поднятого в СМИ, после закрытия погранпереходов с Приморьем с китайской стороны из-за большого числа случаев завоза зараженных, краевые власти наконец проснулись, и обратились к действующему премьеру с робкой просьбой «прекратить транзит». В этот же день, премьер поручил «проработать» вопрос «централизованного вывоза граждан КНР из России». «Проработали» вопрос неплохо — рейсы прибывали ещё два дня, до повторного обращения «наверх», уже к президенту, которое так и осталось без ответа. Суммарно, за две недели недели прилетело 28 подобных рейсов, с 326 официально подтвержденными больными (из них 61 — без видимых симптомов). Информации состоянии о не-китайских пассажирах этих рейсов пока нет.

По странному стечению обстоятельств, приблизительно через две недели, в крае произошёл резкий скачок выявленных заболевших. Если 16 апреля их было ещё 40 (с приростом 2-4 человека в день), то к 22 апреля их число возросло в 4,5 раза — до 178 (с выявлением уже по 25-35 новых случаев ежедневно).

Транзит китайских граждан к границе также был организован на высшем уровне. Например один из зараженных успел зайти к соотечественникам на китайский рынок Уссурийска, несмотря ни на какие дроны с тепловизорами, пропуска с qr-кодами, патрули и режимы самоизоляции.


Другой стороной потери контроля над въездом/выездом из края, явилась неспособность своевременно обеспечить эвакуацию и проверку российских туристов из-за границы.

Если обследование и карантин для тех граждан, которым повезло прилететь самостоятельно ещё как-то наладили (впрочем, забыв их изолировать прибывших друг от друга), то эвакуацию застрявших за границей некоторых российских граждан удалось обеспечить только после полутора недель их вынужденного ожидания в аэропорту «на чемоданах» (разумеется за свой счёт). Полетевшим в Тайланд «не повезло» ещё больше — их вывезли только к 18 апреля.

Мысль, что надо бы организовать обследование российских граждан, приезжающих из регионов с очагами заражения внутри страны (в первую очередь — Москвы), посетила светлые головы правительства края ближе ко второй декаде апреля, уже к концу истории с китайцами. Следующая очевидная мысль, что очаг заражения не только в Москве, а граждане могут прибывать не только самолётами пока ещё витает в воздухе.

Остаётся совершенно невыясненным вопрос, как обстоит дело с трудовыми мигрантами, на труде которых держится по крайней мере часть сельского хозяйства и животноводческой отрасли края. Хватит ли сил у краевых властей провести посевную, опираясь исключительно на местную рабочую силу? Или как обстоит дело с китайским персоналом на «Звезде», о котором так невзначай упомянули на ВЭФе в прошлом году.

Дроны, qr-коды и все-все-все

Попытки введения в городах пропускного режима «по московскому образцу» (все эти дроны, смс-пропуска, и конные казачьи патрули вертикального взлёта) с самого начала наткнулись на систематически накапливавшиеся и годами не решаемые проблемы: с инфраструктурой, нормативной базой, госструктурами, …

Вот хотя бы взять попытки ввести пропускную систему. Очень быстро выяснилось, что вы не можете просто взять и запретить (это первая и рефлекторная реакция наших чиновников) людям выходить на улицу. Внезапно выяснилось, что есть непрерывные производства, которые нельзя останавливать. Что есть люди, которые вынуждены нарушать карантин, поскольку живут буквально «от зарплаты до зарплаты» и прекратив работать, им просто будет нечего есть. Что мелкий и средний бизнес отнюдь не горит желанием получать убытки или разоряться из-за простоев, а тем более ещё и оплачивать «нерабочий месяц» своим работникам, всячески стимулируя последних нарушать запреты и выходить на работу.

Поэтому, после молниеносного крушения мечты о «всеобщем карантине», чиновники стали пытаться реализовать «хоть что-нибудь» и в той мере, «насколько получится». «Раз нельзя запретить всем, то нужно составить список исключений!», — такая мысль следующей посетила их головы. И вот на свет появляется, уже упоминавшийся выше, список предприятий, которые могут продолжить работу, несмотря на «самоизоляцию». Однако при попытке его реально использовать, очень быстро выяснилось, что «забыли» как минимум половину подобных предприятий. Тогда пошли по другому пути, и стали включать в него всех, хоть сколько-нибудь подходящих под указанные критерии. В результате, список пополнился такими необходимыми во время эпидемии категориями предприятий как парикмахерские и «организации, оказывающие рекламные услуги«.

Когда Список был наконец-то составлен, возникло следующее непредвиденное препятствие: попытка задействовать для выдачи пропусков местный филиал госуслуг быстро привели к обвалу сайта. И действительно, кто мог заранее предположить, что порталом, посетителями которого потенциально является более миллиона человек (т.е. взрослое населения края), вдруг всерьёз начнут пользоваться?

После того, как стало ясно, что быстро проблему решить не получится, уже задуманный «пропускной режим» пришлось срочно корректировать: про смски с qr-кодами приказано забыть, о дронах — не вспоминать, а крайним за этот цирк с конями назначили очередного «эффективного менеджера» с Сахалина, утвержденного на должность меньше года назад.

Хотя бы тот факт, в какой спешке сейчас приходится составлять «список предприятий допущенных к работе» и ежедневно его потом исправлять — также следствие отсутствия хоть какой-либо долговременной стратегии, планирования и ориентиров. «Зачем что-то делать, если это не приносит денег?» — вот та логика по логика, по которой живут наши чиновники и бизнес.

В итоге, вся эта кипучая и всеобъемлющая деятельность пока привела к выписыванию …20 штрафов. Думается, что и полиция, на которую возложили обязанность обеспечения «пропускного режима», сама хорошо понимает, что реально исполнять всё то, что насочиняли в последнее время наши «народные избранники»: а) невозможно и б) черевато. В итоге, существующее положение более-менее устраивает все стороны, а народная пословица «строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения» получила очередное подтверждение на практике.


Нелишним будет упомянуть и ходящие по сети опасения, что введенные на волне борьбы с эпидемией меры ограничения свободы граждан, останутся и после окончания эпидемии. Некоторые даже договариваются до того, что масштаб эпидемии искусственно раздувается именно ради введения подобных ограничительных мер.

Разумеется, доля правды в этом есть: какие-то меры обязательно постараются оставить «про запас» даже после окончания эпидемии. Так например «чёрные списки интернета» и структуры РКН изначально создавались для борьбы с вполне конкретными «интернет-педофилами», и «синими китами», но позднее легко и непринужденно трансформировались в инструмент интернет-цензуры вообще, под видом борьбы с «фейковыми новостями» и «экстремизмом». В то же время, пересадить всех жителей «на удалёнку» и запретить выходить из дома на сколько-нибудь продолжительный срок невозможно чисто экономически — при текущей системе организации труда вы через полгода после постановки экономики «на паузу» получите такой экономический кризис, что 90е в сравнении с ним покажутся лёгкой разминкой.

Уже сейчас, спустя полмесяца «самоизоляции», правительство вынужденно делать послабления: об этом говорит всё разрастающийся список производств и предприятий, упомянутый выше, исключения для дачников и т.д., в результате «карантинные меры» теряют свой первоначальный смысл, и будут применяться выборочно для репрессий неугодных или беззащитных.

«Фейки»

Скупое и запоздалое освещение информации со стороны официальных СМИ о развитии эпидемии в крае породило целую волну слухов. Разумеется проблему можно было бы списать на деятельность особо впечатлительных граждан (все мы помним поговорку «у страха глаза велики»), если бы не одно «но» — на проблему жалуется даже такое известное в крае сетевое издание как newsvl, с собственной мощной сетью корреспондентов и источников информации.

Оперативную информацию от Роспотребнадзора по Приморскому краю получить невозможно. Работа ведомства и краевых властей в части информирования населения и взаимодействия с прессой вызывает недоумение – речь идёт о здоровье жителей Приморья и их безопасности. К слову, сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей, является уголовно наказуемым деянием.

Стоит ли удивляться, что в таком «информационном вакууме» созданным политикой замалчивания проблемы, люди ищут и распространяют любую найденную ими свежую информацию по теме?

Спустя неделю после упомянутой выше жалобы, результаты опросов, проведенного и ВЦИОМом и тем же newsvl среди своих читателей более чем красноречивы: официальной информации об эпидемии доверяет не более 10-12% опрошенных.

Масла в огонь подливают и действия властей на местах. Так например, мэрия Большого камня соизволила дать свои комментарии по случаю заболевания рабочего на «Звезде» только после того, как в соцсетях поднялась волна панических слухов. Ну вот представьте себе — человека посреди рабочего дня забирает прямо из цеха бригада медиков в химзащите. Официальной информации об этом нигде нет. Очевидный вывод напрашивается сам собой: «власти скрывают масштабы эпидемии».

Или как расценивать заявление «официального представителя территориального управления Роспотребнадзора Светланы Морозовой» от 19 марта, что «В Приморском крае приняты все меры для недопущения распространения коронавируса. Введены ограничения на проведение массовых мероприятий», в свете упомянутой выше жалобы на тот же Роспотребнадзор и случая с заболевшим сотрудником Альфабанка, который был выявлен 24 марта, сразу же, как только появились тесты, и на момент заявления уже трое суток находившийся в крае?

И вместо того, чтобы изменить политику информирования населения, власть пытается запретить любую информацию, отличную от официальной. Верной дорогой идёте, товарищи.

Выводы

Всё это наглядно показывает, что ориентированная на единственную цель — получение прибыли меньшинством населения за счёт эксплуатации большинства, и отбрасывая по «рыночной» логике всё «лишнее», что не требуется для выполнения этой единственной задачи, выстроенная система хронически неспособна адекватно ответить на любую внештатную ситуацию, и, пытаясь реагировать на последствия, начинает запоздало и хаотично перестраиваться, не в силах действовать «на опережение».

Уже сейчас понятно, что власть постарается всю ответственность за последствия эпидемии переложить на население. Дескать, это не мы не смогли обеспечить эффективные меры борьбы с эпидемией, меры поддержки населения во время вынужденного карантина, превратили больницы в очаги распространения вируса и допустили массовое заражение врачей, а вы плохо сидели по домам и всячески мешали работать. Хотя те же жалобы бизнеса о кратном сокращении числа покупателей или о снижении пассажиропотока более чем наполовину легко опровергает старательно создаваемый властями миф о «безответственном населении». Большая часть тех кто сейчас выходит из дома — это те кто вынужден работать, это люди без запасов «на чёрный день» и помощи от государства. Но вам разумеется постараются показать отдельных «альтернативно одаренных» индивидов, неявно говоря «посмотрите! все «нарушители» — такие же!».

Власти постараются как можно дольше затянуть отмену карантинных мероприятий. С одной стороны, это обусловлено неспособностью организовать эффективные меры борьбы с эпидемией и состоянием отечественной медицины, с другой — желанием как можно дольше сохранить основания для запрета любых массовых мероприятий в условиях транзита власти. Но есть и объективные причины, которые препятствуют такому затягиванию — чем дольше продлится «карантин», тем больше будет ущерб экономике и итоговое недовольство населения. «Продлить нельзя отменить», — где не поставь запятую, будет плохо.

Власти постараются сохранить наиболее важные из введенных ограничений в период «карантина» даже после его неизбежной отмены. Например, бессмысленно разрабатывать масштабную систему «цифровых пропусков», если она будет действовать максимум полгода. Поэтому имеет смысл саботировать их введение с самого начала. Разъяснительная работа — да, патрули на улицах — может быть, штрафы — нет, «пропуска» — ни в коем случае.

Насколько ещё затянется эта ситуация с вирусом непонятно, но стоит учесть, что изначально говорилось о неделе карантина, затем её продлили сразу на месяц, а сейчас уже говорят о продлении как минимум до середины мая. Прогнозы тоже не обнадёживают — число заболевших по прежнему стабильно растёт, и нет оснований говорить хотя бы о замедлении скорости роста.

Если карантинные меры будет продлёны и после мая — нас ждёт обвал экономики и массовая безработица, если нет — новая вспышка заболевания. В любом случае, нас ожидают весьма мрачные перспективы на лето.

Послесловие

Спустя месяц после выхода статьи, время начало подтверждать некоторые её выводы.

О том что правительство края не справилось с мерами по предотвращению проникновению вируса в край, и провалило все меры по эффективной изоляции прилетевших из-за границы говорит убийственная статистика: из-за 55 завозных случаев в крае заразилось ещё две тысячи человек. Т.к. на территории края нет очагов природного воспроизводства covid-2019, изначально заразиться можно было только от приехавших из-за границы или из других регионов страны.

Второе, что хотелось бы отметить, статистика и некоторые действия власти можно классифицировать как попытку скрыть истинные масштабы эпидемии. Так например с 25 мая официальное число болеющих ударными темпами пошло на убыль, при практически неизменном приросте новых выявленных случаев.

данные взяты с официальной статистики, опубликованной на newsvl.ru

Хочется спросить — что за чудо такое случилось в те дни? Может быть уже изобретена вакцина и её партию как раз завезли в край? Нет. Может быть «самоизоляция» дала свои плоды? Тоже нет, согласно новостям, «индекс самоизоляции» стихийно падает по всей стране, и здесь Приморье не исключение. Напротив, по всей стране взят курс на ослабление карантина.

На самом деле, «чудо» объясняется очень просто. В заявлении губернатора от 23 мая читаем:

Из-за ограничений, введённых для предупреждения распространения коронавируса, Приморье уже потеряло 3,2 млрд рублей. Об этом заявил губернатор Олег Кожемяко на заседании регионального оперативного штаба в субботу, 23 мая. По его словам, Приморье находится в шаге от поэтапной отмены ограничений, но, чтобы его сделать, количество заболевших должно продолжить снижаться.

И через полтора дня, как по заказу, количество заболевших начало резко сокращаться такими темпами, что с лихвой перекрыло число вновь выявленных случаев. А чтобы оно не вздумало расти вновь, подоспели новые рекомендации Минздрава, где говорится о том, что больных с лёгкой формой короновируса в статистике можно просто …не учитывать.

Мы также писали, что власти постараются максимально сохранить систему тотального надзора за гражданами, введенную под лозунгом борьбы с коронавирусом. Не прошло и месяца, как в новостях читаем:

В среду, 27 мая, на заседании Законодательного собрания Приморья губернатор Олег Кожемяко сообщил, что в регионе уже идёт установка систем видеонаблюдения с функцией автоматического распознавания лиц. Они необходимы для контроля за соблюдением санитарных правил во время режима самоизоляции – и не исключено, что будут использоваться для фиксации других правонарушений и после окончания пандемии.

Напоследок позволим себе сделать ещё один прогноз: сразу после голосования за «обнуление» — ужасный коронавирус немедленно «вернётся». Во-первых, потому что долго скрывать реальную ситуацию с эпидемией невозможно, а во-вторых, запрет любых массовых мероприятий под предлогом борьбы с эпидемией очень удобен правительству.

Так что не расслабляйтесь и берегите себя.