Немного о последствиях циклона во Владивостоке, прошедшего 18-20 числа.

Предыстория

Ежегодно во Владивостоке и окрестностях отмечается неофициальный, но действительно массовый праздник под названием «день жестянщика», связанный с выпадением первого снега. Своё название он получил не только от жаргонизма «жесть», но потому, что большая часть этой «жести» вызвана автомобильным транспортом, выезжающим на дороги в эти дни. С учётом наибольшей в стране концентрации автомобилей на душу населения, гористый рельеф самого города и влажный морской климат с преобладающими осадками вида «сразу и много», это практически каждый год вызывает транспортный коллапс, многочисленные аварии и растягивающиеся на недели очистку города от снега и льда.

У многих ещё свежо в памяти «ледовое побоище» ноября 2017 года, когда последние пробки из желающих добраться домой рассосались только под утро, а из-за массовости аварий разорилось несколько автостраховых компаний.

В последующие два года город переживал ежегодный катаклизм сравнительно малой кровью. Да, были и нечищеные дороги, и аварии, но к этому жители уже давно привыкли как неизбежному злу, заранее принимая посильные меры по мере приближения дня «Ж».

Стоит отметить, что предыдущие годы осадки представляли собой крупный рыхлый снег, который выпадал ночью-утром, подтаивал днём на солнце и к вечеру превращался в природный каток, отполированный до состояния зеркала как шинами автомобилей, так и обувью пешеходов.

С такой моделью осадков мэрия худо-бедно бороться научилась (не с первого раза, и периодически забывая накопленный опыт при смене фамилий в креслах, но всё же): высыпанные с утра на дороги соль и реагенты превращают снег в кашу, которая потом быстро-быстро в течении дня сгребается на обочину, образуя там полутораметровые ледяные торосы, которые и остаются с нами уже до весны или продолжительной оттепели. Из описанной схемы выпадает чистка тротуаров, к которым после чистки дорог техникой уже не подобраться, и которые молчаливо предлагается очищать силами горожан и собственников выходящих на дорогу зданий. Оставим в стороне ежегодную «нехватку техники», которую вроде бы закупают ежегодно, но которой всё равно систематически не хватает.

С внутриквартальными дорогами проездами дело обстоит примерно так же: или чистите своими силами, или ждите полтора месяца, пока ваша УК, «оптимизировавшая» свой штат дворников до 2-3 человек на 40-50 домов, соизволит хотя бы посыпать песочком ту ледяную корку, в которую к тому времени превратится слежавшийся снег.

То что в ноябре во Владивостоке и окрестностях выпадает первый снег, выше хорошо известно местным жителям и СМИ, но каждый год оказывается неожиданностью для мэрии и коммунальных служб, ежегодно произносящих ритуальные заклинания про «аномальные осадки», призванные успокоить общественность, и символические меры по имитации работы, призванные дождаться оттепели, когда большинство последствий первого снега самоликвидируется.

В этом году готовились примерно к этому же сценарию, не ожидая подвоха. За пару дней «до», ненадолго вышедшая из спячки прокуратура, дежурно написала про «нехватку техники», СМИ дежурно про это написали, горожане дежурно повозмущались в комментариях.

Но…

День «Ж»

В соответствии с общей атмосферой 2020 года, погода также решила оправдать оказанное ей доверие, и внести свои коррективы, многократно усилившие масштаб ежегодного городского кризиса. «Новшествами» стали продолжительный период относительно теплой погоды, установившейся с середины октября и державшейся почти месяц, и последовавшей за ним ледяной дождь вместо обычного снега в сочетании с минусовой температурой днём.

Результатом послужило радикальное изменение типа проблем: вместо пробок и массовых аварий из-за гололёда, город столкнулся с массовым обледенением всего и вся. Наибольшее количество проблем вызвали деревья, которые, ломаясь под тяжестью намерзшего на ветки льда, массово обрывали провода и перегораживали дороги.

К вечеру 19 ноября без света, воды, отопления и интернета осталось около ста тысяч человек в городе, и ещё столько же — в пригородах: о.Русский, Седанка, Угольное, Трудовое, Артем. Два муниципальных района, к том числе ближайший к нам — Надеждинский, остался без света в полном составе, из-за обрыва единственной линии на 110 кВ.

Подача воды, как оказалось, тоже зависит от подачи электричества из магистральной сети. Аварийные генераторы для питания насосов то ли не предусмотрены, то ли «оптимизированы» различными способами.

В магазинах стали массово скупать питьевую воду, свечки, газовые баллоны и газовые плитки, а на заправках — топливо. Так же как и в начале апреля, во времена «масочной истерии», мгновенно появился «чёрный рынок» и спекуляция децифитом: уже 20 числа цена за баллон газа доходила до 500 рублей за штуку, к концу выходных (22е) она упала «всего» до 350 рублей.

В городе полностью перестал ходить электротранспорт, были отменены междугородние автобусы. Жители о.Русский из-за закрытого моста и отменённых рейсов парома остались без сообщения с материком (а также без света и связи).

Челюскинцы нашего времени

Хуже всего пришлось жителям городских районов «Чуркин» и «Тихая», которые уже шестой день подряд сидят без света и горячей воды, а кое-где — и без отопления. Температура в квартирах опустилась до 10-12 градусов, сроки подачи электричества регулярно объявляются «послезавтра», но так же регулярно и переносятся по мере приближения назначенного срока.

За каждым вторым окном сейчас можно увидеть пакет с продуктами, выложенными из давно разморозившегося холодильника. Большинство магазинов не работает из-за отсутствия электричества, а тех что работают — принимают только наличные.

Дворы завалены невывезенным мусором и упавшими деревьями, кое-где попадаются написанные от руки листовки с призывами «хоть сколько-нибудь расчистить двор», не дожидаясь милости от управляющей компании.

За три дня без света телефоны и прочая техника разрядились даже у самых запасливых, поэтому новости распространяются в основном устно, и воспринимаются с большой долей недоверия. «Что-что, обещали свет дать к вечеру понедельника? Ну значит будет не раньше четверга», — примерно так выглядит реакция на любые официальные заявления.

Из обещанных утром 20го числа 7 (прописью: семи) «пунктов временного размещения», непосредственно на «наиболее пострадавшем от стихии Чуркине и Тихой» изначально не было запланировано …ни одного. На ближайшие к ним пункты (Воропаева 31 и 2-ю Строительную 7) предлагалось добраться через весь район, и то — если знать где они находятся (интернета нет, телефоны разряжены, напоминаю). Только вечером воскресенья, 22го числа, начата организация пункта на ул. 50 лет ВЛКСМ д. 27, который находится не намного ближе.

Широко разрекламированные в качестве мер поддержки населения «полевые кухни» были организованы только на третий день после «дня «Ж»», видимо кто-то на чердаке откопал-таки советскую памятку по ГОиЧС, и вычитал в ней, что оставшихся без тепла, воды и электричества людей надо обеспечивать горячей едой, питьевой водой и обогревом. Жаль только, что в памятке не было детально расписана последовательность действий, поэтому реализация — уже целиком на совести исполнителей.

На фотографиях выше — одна из развернутых полевых кухонь. Обратите внимание на покрытые сплошным льдом тротуары, размер автобуса для обогрева «всех желающих» и общее количество пришедших людей. Всего таких кухонь на весь 50-тысячный район по состоянию на третий день, 22 ноября, было организовано 7 (прописью: семь) штук. Спасло эту инициативу невиданной щедрости от наплыва людей только то, что оповестить о ней обесточенный район решили …через интернет. Добавьте сюда упомянутый выше неблизкий пункт временного размещения, и вы получите исчерпывающий перечень мер по непосредственной поддержке наиболее незащищенных слоёв населения оказавшегося в зоне стихийного бедствия, применительно к данному конкретному району. Т.е. тем, у кого нет машины, нет возможности уехать к родственникам, снять номер в гостинице или просто выйти из квартиры.

В заключение

Очередной «день жестянщика» показал по сути две вещи:

Во-первых, местные власти неспособны самостоятельно справиться со сколько-нибудь серьёзной черезвычайной ситуацией, даже будучи предупреждены о ней за несколько дней. Это не землетрясение, о предстоящей непогоде синоптики предупреждали заранее, и всё равно никто оказался не готов. Всё как обычно.

Политические партии с 19 числа как впали в кому, так по сей день и не очухались. На сайте всенародно любимого «Едра» по теме висит единственная новость от 21 числа, «четыре человека почистили дворик 39й школы». Про то что 21го числа тем же самым занимался и весь остальной город, не дождавшись помощи ни от городской администрации, ни от УК, в новости нет ни слова.

Сайт администрации Владивостока, призванный служить первейшим и достовернейшим источником информации о борьбе со стихией — героически упал 19 числа и не поднимался до самого вечера. Видимо весенний опыт с краевыми «госуслугами» никого ничему не научил.

Какие-то осмысленные и скоординированные меры начали предприниматься только ближе к вечеру 22 числа, когда информация у ситуации в крае уже дошла не только до федеральных, но и зарубежных новостных каналов. Сюжет о «летающих бетонных перекрытиях» и расплющенной в лепёшку машине, всё-таки оказал действие, несмотря на свою природу «жареной сенсации». Видимо где-то на фоне этой новости скороговоркой упомянули и про сидящих без света двухста тысячах человек.

Косвенно это подтверждают и массово пошедшие к вечеру 22го числа новости вида «Мишустин поручил создать рабочую группу» (сами бы не догадались), и «министр по развитию Дальнего Востока прибыл в регион после поручения премьер-министра» (видимо сам бы ни в жизнь бы не поехал).

Также это видно по организации помощи в «пунктах временного размещения»: если 20 числа мэрия собирала заявки от желающих воспользоваться этими пунктами, утром 22го доступ в них был «по звонку» (по сути — то же самое), но уже вечером 22го ни о каких «заявках» речи уже не идёт, и помощь предлагается «всем нуждающимся».

Второй напрашивающийся вывод: существующая коммунальная инфраструктура уже «в мирное время» работает на пределе возможности, без запаса прочности и резервов. Два муниципальных района, лишившиеся света из-за проблем на единственной магистрали 110кв — это ненормально. Два городских района, также лишившихся электричества из-за падения одной 52-летней(!) ЛЭП, и неясными сроками его восстановления — это как минимум повод для уголовного дела о хищении средств в особо крупном размере в финансовом отделе ДРСК и отставкам по несоответствию занимаемой должности в техническом отделе его же.

Это повод для отставки мэра, который несмотря на то что тот «удачно» для себя слёг с ковидом, за полтора года своего мэрства даже не пытался организовать сколько-нибудь эффективную работу коммунальных служб. Как выглядит «пытался, но не смог» можно посмотреть на примере предыдущего мэра.

Кстати, помните ли вы, как некто на волне раздачи предвыборных обещаний говорил о возврате прямых выборов глав муниципальных и городских округов, и как потом это обещание было отозвано? Мы — помним.

В перспективе, «день жестянщика», меняя формы и темы, будет не только продолжаться, но и учащаться и усиливаться, до тех пор пока накопившееся в обществе подспудное раздражение не пересилит политическую апатию граждан. Как говорится, кто хочет — ищет способ, кто не хочет — повод. А гарантированно работающий способ у нас всего один, и вы его уже знаете.